raf_sh: (cycl-3)


Десять лет назад я приводил здесь свой перевод 1985 г. небольшого стихотворения Г. К. Честертона (http://raf-sh.livejournal.com/253808.html):


Elegy in a Country Churchyard
by G.K. Chesterton


The men that worked for England
They have their graves at home:
And bees and birds of England
About the cross can roam.

But they that fought for England,
Following a falling star,
Alas, alas for England
They have their graves afar.

And they that rule in England,
In stately conclave met,
Alas, alas for England,
They have no graves as yet.


Элегия на деревенском кладбище
из Г.К. Честертона


Те, кто работал для Англии,
Дома покой обрели.
Пчелы и птицы Англии
Им венки заплели.

Кто драться ушел за Англию
Вслед падающей звезде –
Горе, горе для Англии –
Лежат неведомо где.

А вот правители Англии,
С дланями на руле, –
Горе, горе для Англии –
Всё еще на земле.



Там же приводится найденный уже в интернетовские времена перевод Марины Бородицкой. Попадался мне тогда и перевод казнённого в минской тюрьме сталинскими палачами в 1937 г. Юлия Таубина.

А сегодня я узнал, что Юлий Таубин - мой дальний родственник (примерно четвёртой-пятой степени)... Вот его краткая биография со страницы грандиозного проекта "Век перевода" (http://www.vekperevoda.com/1900/taubin.htm):



ЮЛИЙ ТАУБИН

1911, Острогожск Воронежской губ. – 1937, Минск, расстрелян

Окончил педагогический техникум в городе Мстислав Могилевской губернии. С 1926 года начал публиковать стихи в местных и Минских газетах. В 1930 - 1932 годах были изданы 5 сборников стихов Таубина на белорусском языке. В 1931 году поступил в Белорусский государственный университет, но 25 февраля 1933 года был арестован, 10 августа приговорен к 2 годам ссылки, выслан в Тюмень. Переводил стихи Гейне и Маяковского на белорусский язык. Изучал английский язык, переводил стихи английских и ирландских поэтов на белорусский и русский языки. 4 ноября 1936 года повторно арестован и этапирован в Минск. 29 октября 1937 приговорен к расстрелу как "член антисоветкой организации" и в ночь на 30 октября расстрелян. Незадолго до второго ареста Юлий Таубин послал в Ленинградское издательство "Художественная литература" переводы стихов Альфреда Хаусмена, Уильяма Батлера Йейтса и других поэтов. Они вошли по недосмотру цензуры в книгу М. Гутнера "Антология новой английской поэзии" (Ленинград: Гослитиздат, 1937), вышедшую через 20 дней после расстрела поэта. Реабилитирован: в 1956 году по первому делу, в 1957 году – по второму.




И его перевод того же стихотворения Честертона:

ГИЛБЕРТ КИТ ЧЕСТЕРТОН

(1874-1936)

ЭЛЕГИЯ НА СЕЛЬСКОМ КЛАДБИЩЕ

Те, что трудились для Англии, -
Нашли здесь последний приют.
И певчие птицы Англии
Над могилами их поют.

Но те, кто сражались за Англию
И отдали жизнь за нее, -
О горе, горе Англии, -
Могилы их далеко.

А те, кто правит Англией
По мере скорбных сил, -
О горе, горе Англии, -
Для них еще нет могил.

(Перевод Юлия Таубина)

Биография ЮТ в Википедии: https://be-tarask.wikipedia.org/wiki/Юлі_Таўбін





И вот я смотрю на этот текст, читаю список поэтов, которых переводил мой дальний родственник - Хаусмен, Йейтс...

30 октября 2017 г. исполнится 80 лет со дня его гибели.

[На мою "век-переводовскую" страничку (http://www.vekperevoda.com/1950/shusterovich.htm) этот Честертон не попал, но он вошёл в третий выпуск ВП, "Век перевода: Антология русского поэтического перевода XXI века. Второе десятилетие. / Сост. Е. В. Витковский. – М.: Водолей. 2012. – 624 с. ISBN 978–5–91763–095–3"]

А ниточка - отсюда:
https://www.facebook.com/MarinaMiriamMinaker/posts/1745858348776902

***

Jul. 18th, 2017 06:15 pm
raf_sh: (cycl-4)


"— Эдуард Львович, как же все это?.. — с облегчением и радостью спросил Ниточкин, отряхивая со старшего помощника иней. — Это я, значит, вас закрыл в холодильнике?.. А мы думали… Черт! — В этот момент в руках Пети с громким треском разломился заледеневший галстук Саг-Сагайло.
— Петр Иванович, вы читали Шиллера? — наконец разжал губы Саг-Сагайло. Его голос звучал хрипло, морозно, по-новогоднему.
— Я думал, вы мне мясным топором башку отхватите, а вы такой странный вопрос…
— Ниточкин, вы читали Шиллера? — невозмутимо повторил Саг-Сагайло.
— Нет, — сказал Ниточкин. — Трудное военное детство… не успел…
— У него есть неплохая мысль, — прохрипел старпом, растирая себе побелевшие уши. — Шиллер считал, что против человеческой глупости бессильны даже боги. Это из «Валленштейна». Но касается только меня, товарищ Ниточкин.
— А кричать вы пробовали? — спросил Ниточкин.
— Мы не в лесу, — прохрипел Саг-Сагайло и зашагал к капитану."

(Виктор Конецкий)

raf_sh: (cycl-4)


вчера вечером в частном разговоре с друзьями
я признал что заблуждался что совершил ошибки
за которые надо расстреливать
ещё вчера днём я упорствовал в своих ошибках
но вчера вечером в частном разговоре с друзьями
в частном разговоре с товарищами
вчера поздно вечером я решил
бессонная ночь помогла мне обдумать моё поведение
теперь расстреляют но не сразу
или пошлют по следам динозавров
а вы надменные потомки
вы никогда не совершите этих ошибок
или никогда их не признаете
или никогда
или
и во всяком случае

29.06.2017

***

Jul. 9th, 2017 09:33 am
raf_sh: (cycl-4)


Не первый раз уже за эти дни вспоминаю:

When I am dead,
I hope it may be said:
His sins were scarlet,
but his books were read.

Hilaire Belloc, 1870-1953


(В переводе С. Я. Маршака:

Пусть на моём напишут пьедестале:
Грешил он много, но его читали.)

raf_sh: (ram)


"Мы получили по 100 рублей, вышли на улицу и долго шагали молча. Мы поняли: нам заплатили за выступление против Евтушенко."

http://www.litrossia.ru/archive/item/6583-oldarchive

raf_sh: (cycl-4)


Вчера умер хороший писатель Александр Рекемчук, на 90-м году жизни.

«...С концерта мы возвращались домой пешком. Это ведь недалеко: все прямо и прямо, вверх по улице Герцена, минуя Никитские ворота, и опять по улице Герцена, затем пересечь Садовое кольцо, в там и наша Пресня.
Мы шли не строем и не гурьбой, а узким клином, рассекая встречную толпу прохожих, растянувшись на добрый квартал, но стараясь не терять из виду ни головы, ни хвоста нашей процессии.
Мальчики на ходу переговаривались между собой. До меня донесся спор двоих:
— ...ну и что? У Шостаковича, в Пятой, там в финале литавры — соло!
— Сказа-ал. Так ведь Шостакович — это теперь, теперь! А то когда? "Поэму экстаза" еще Римский-Корсаков слушал.
— Не слушал.
— Слушал! На рояле ему сам Скрябин играл… А Римлянин потом ругался.
Спорили старшеклассники. Но я не понимал, о чем они спорят. Я их и самих-то едва знал: они уже не ходили на спевки.
Впереди открылась площадь Восстания. Тяжелой громадой навис над нею знакомый высотный дом. Его шпиль то вдруг замутнялся, исчезал, то снова появлялся: это космы облаков задевали его. Облака неслись быстро, всполошенно. Они были желтые снизу — их подсвечивало городское зарево. Вдруг на какой-то миг облака прерывались, и тогда было видно зимнее небо, виднелись ясные звезды. Их снова смазывала туча…
"Та-таам, та-таам, та-та-та-та-та…"
Что?
Это был голос трубы. Той, что все время заявляла о себе и спорила с оркестром. Той самой, на которой заслуженный артист Дима напоследок, уходя на пенсию, выдал класс...
Да, это ее голос — трубы. Но ведь это не мелодия? Почему же она вдруг так внятно прозвучала в моей памяти? Разве может запомниться То, что вовсе не мелодия? А если запомнилось, то неужели ее можно пропеть?
Я прикрыл рот вигоневым кашне (чтобы никто не услышал, как я пою на морозе, за это могло здорово влететь) и задудел:
— Та-таам, та-таам, та-та-та-та-та…
— Вас ист дас?
— Чего-чего?
Передо мной выросли две здоровенные фигуры. Это были старшеклассники, которые шли рядом и поминали Шостаковича.
— А ну-ка еще раз, — сказал один.
— Репетэ! — приказал другой.
Я сделал попытку юркнуть промеж них. Я испугался, что они наябедничают директору, как я тут распевал на морозе.
Но они меня поймали за воротник и снова приказали:
— Ну-ка, повтори!
— Репетэ.
Делать было нечего. Я заметил, что остальные уже ушли далеко вперед, вместе с учителями, которые сопровождали нас. И немного осмелел.
— Та-таам, та-таам, та-та-та-та-та… Та-таам, та-таам!.. — запел я довольно громко, подражая настырному голосу трубы.
Меня щелкнули по носу — не больно, впрочем.
Старшеклассники многозначительно переглянулись. Потом один из них сказал, обращаясь к другому:
— Лабух?
— Лабух, — важно изрек другой. — Лабух.
Они еще раз щелкнули меня по носу и проследовали дальше как ни в чем не бывало.
А я бросился догонять свой первый класс.
Я ничего не понял из этого разговора. Я не знал, что такое «лабух». Я не имел понятия о том, что слово «лабух» означает «музыкант». На особом и тайном лабухском языке, который изобрели музыканты, чтобы на нем разговаривать между собой и понимать друг друга, а их чтобы никто не мог понять.
Но я тогда еще не понимал лабухского языка.»

(Александр Рекемчук, «Мальчики»)

И вот беседа с ним Юрия Кувалдина, 2003, очень стоит прочитать:

http://kuvaldinur.narod.ru/kuvaldin-ru/besedi/aleksandr-rekemchuk.htm

raf_sh: (cycl-3)


...Qu'as-tu fait, ô toi que voilà
Pleurant sans cesse,
Dis, qu'as-tu fait, toi que voilà,
De ta jeunesse ?

(Paul Verlaine, 1881)

К чему теперь, подумай сам,
Твой плач унылый,
И что же сделал, вспомни сам,
Ты с юной силой?

(Поль Верлен, 1881, перевод: Ф. Сологуб)

И кровь моя мутится в день рожденья,
И тайная меня тревога мучит, -
Что сделал я с высокою судьбою,
О боже мой, что сделал я с собою!

(Арсений Тарковский, 1939)

raf_sh: (Default)


(25 июня 1907, Елисаветград, Херсонская губерния — 27 мая 1989, Москва)

Арсений Тарковский
Жизнь, жизнь

I
Предчувствиям не верю и примет
Я не боюсь. Ни клеветы, ни яда
Я не бегу. На свете смерти нет.
Бессмертны все. Бессмертно все. Не надо
Бояться смерти ни в семнадцать лет,
Ни в семьдесят. Есть только явь и свет,
Ни тьмы, ни смерти нет на этом свете.
Мы все уже на берегу морском,
И я из тех, кто выбирает сети,
Когда идет бессмертье косяком.

II
Живите в доме - и не рухнет дом.
Я вызову любое из столетий,
Войду в него и дом построю в нем.
Вот почему со мною ваши дети
И жены ваши за одним столом -
А стол один и прадеду и внуку:
Грядущее свершается сейчас,
И если я приподнимаю руку,
Все пять лучей останутся у вас.
Я каждый день минувшего, как крепью,
Ключицами своими подпирал,
Измерил время землемерной цепью
И сквозь него прошел, как сквозь Урал.

III
Я век себе по росту подбирал.
Мы шли на юг, держали пыль над степью;
Бурьян чадил; кузнечик баловал,
Подковы трогал усом, и пророчил,
И гибелью грозил мне, как монах.
Судьбу свою к седлу я приторочил;
Я и сейчас, в грядущих временах,
Как мальчик, привстаю на стременах.
Мне моего бессмертия довольно,
Чтоб кровь моя из века в век текла.
За верный угол ровного тепла
Я жизнью заплатил бы своевольно,
Когда б ее летучая игла
Меня, как нить, по свету не вела.

1965

raf_sh: (cycl-4)


Ланцберг Владимир Исаакович (22 июня 1948, Саратов — 29 сентября 2005, Нюрнберг)

2002_06_08_Lancberg_Petach_Tiqwa_29_1

(Снимок 8 июня 2002 г., концерт в городе Петах-Тиква, Израиль)

Стихи (они же песни) Владимира Ланцберга:


Мы не поверим, что умрем...

Мы не поверим, что умрем!
Да и умрем ли? Быть не может!
Когда нас этот мир изгложет -
в другой калитку отопрем.

И нас не хватится никто -
все будут знать, что так и надо.
Лишь вспыхнет пламень листопада,
испепелит следы... Зато

средь тишины крестов и плит
не будут жадные вороны
глазеть на наши похороны,
зато по нас не заболит

ничья тоскующая грудь...
И не травой позарастаем:
тесней сплетемся - и растаем...
Когда-нибудь... Когда-нибудь...

22 октября 1977 г.

Read more... )

*****

Jun. 15th, 2017 12:20 pm
raf_sh: (cycl-4)


Баталов Алексей Владимирович
(20 ноября 1928, Владимир — 15 июня 2017, Москва)

Batalov_04-zvezd_zps6rryierv


Batalov_766231_zpsbpyal315


(На снимках - Алексей Баталов в роли князя Сергея Трубецкого, фильм "Звезда пленительного счастья" режиссёра Владимира Мотыля, 1975.)

raf_sh: (cycl-4)


Илья Анатольевич Воробьёв (1950 – 2007) - поэт, бард. Родился в г. Краматорске. В 1975 г. я познакомился с ним в городе Саратове, где Илья тогда работал (кажется, по распределению - кажется, в том же НИИ, что и Владимир Ланцберг), а также был одним из активных руководителей КСП "Дорога".

Ланцберг написал на стихи Ильи песню "Баллада о кнуте" (несколько искаженный текст см. http://www.bard.ru/cgi-bin/listprint.cgi?id=68.146). Удивляюсь непреходящей актуальности - и пробую откорректировать по памяти:

Баллада о кнуте

Жалит, бьет шамберьер по крупу,
по коленям.
Мчится вспененный конь по кругу,
круг - арена.
Убежать бы - хоть сердце рвись -
рысь, карьер...
Но везде нагоняет свист -
шамберьер.

Круг за кругом всё тот же зал,
оскал боли,
Завязать бы ему глаза,
что ли,
Мчать и мчать, не жалея ног -
рысь, карьер -
Повелел лошадиный бог -
шамберьер.

Но однажды, стянув попону,
петлю ремня,
На свободу Василий-конюх
пустил коня.
Был пахуч серебристый вечер -
аж вдох колет,
И стелилось, маня, навстречу
синь-поле,
Где, резвясь, ласкались к подругам
кони...
Сделал шаг. Поскакал... по кругу:
Обучили. Понял.


Позже Илья переехал в Москву, оставил дела инженерные для сценической и прочей творческой деятельности. Насколько мне известно, тесно сотрудничал с чудесным певчим дуэтом Михаил Столяр - Ирина Кондратьева (кажется, они вместе образовали Театр "Слово").

У Ильи как-то появилось такое ироническое четверостишие, зачитанное на одном из наших "четвергов" (или "вторников"?):

Избавь меня, господь, от трёх грехов:
От лености, от доли спекулянта -
И научи количество стихов
Соизмерять с количеством таланта.

(И. Воробьёв, 1970-е)

На что я через день-другой сотворил дружескую пародию, имея в виду завидную организационную энергию Ильи:

Когда господь меня избавит от грехов,
Тогда ни у какого спекулянта
Моих не раздобудете стихов
Без пробивного моего таланта!

(raf_sh, тогда же)

Фотографии Ирины, Михаила и Ильи разысканы в сети, авторов снимков пока не знаю.

Vorobiev_Ilia

raf_sh: (cycl-2)


"Ах, Александр Сергейч, Александр Сергеййевич,
Что же ты, кто же ты, где же ты, право же, надо же..."

raf_sh: (cycl-3)


Алексею Ивановичу сегодня должно было бы исполниться 65.

Гуляев Алексей Иванович
17 мая 1952 г. — 24 февраля 2011 г.

2002_07_31

AIG_1970s_01


чай

Не то чтоб впопад отвечая
алон мол занфан ля патри
но сколько же выпито чая
на кухне на той два на три

И сколько же сказано сколько
не сказано сколько увы
и скорби ни капельки скорби
в заварке с которой на вы

Покойник был строен и ладен
ан нет был он грузен и смел
и да недолюбливал жадин
и да не любить не умел

Но падает нож гильотины
забвения падает нож
кому достаются картины
и книги кому же ну что ж

Смыкайся елшанская глина
владелец такой бороды
могучую спину дельфина
показывает из воды

Кто сеял рассеялся тоже
кто жал пожинай как тогда
чем время старей тем дороже
а вечно не стоит труда

10.04.2012


кафедра

О, урок анатомии доктора Тульпа,
Чем ни тешится злая – чума ли, простуда,–
В расфуфыренный театр – рукава с кружевами –
На скоблёный помост попадаем мы сами.

То ли зритель ты здесь, то ли тема разбора,
То ли сам оператор, сменяемый скоро,–
Все при деле, всё в тон устроителю сцены,
Все нужны – и для хода урока бесценны.

Воздымаешь ты руку со скорбного ложа –
На живого тебя это больше похоже,
И из дали венозной, серозной, желтушной
Озаряешь улыбкой своей прямодушной.

Аве, царь препаратов, распахнутых почек,
Васильковых оттенков для будущих строчек,
Составитель трактатов, касик семинаров,
Проповедник тавлей, отражатель ударов,

Сам принявший удар от бесстрастной науки
Побеждать – и уже умывающей руки...

12.02.2017


http://raf-sh.livejournal.com/754163.html
http://raf-sh.livejournal.com/783431.html
http://raf-sh.livejournal.com/909007.html
http://raf-sh.livejournal.com/1426772.html

raf_sh: (cycl-4)


Ищу автора текста - или, может быть, и всей песни, слышанной в 1975-1976 гг. Слова примерно такие:

Без особенных усилий
Я летаю в вышине -
У меня складные крылья,
Прикреплённые к спине.

А когда летать устану,
Я спущусь на дно реки -
И мгновенно вырастают
Вместо крыльев плавники.

Я и то могу, и это,
Это мне как дважды-два:
Я зимой умею лето
Доставать из рукава,

Я могу висеть на люстре,
Танцевать на потолке -
Но тугой комочек грусти,
Как птенца, держу в руке.

Потому что той из женщин,
Для которой я живу,
К сожаленью, эти вещи
Совершенно ни к чему...

В сети нашёл два варианта слов, но кто автор?

*****

Apr. 1st, 2017 10:06 pm
raf_sh: (cycl-4)


Евгений Александрович Евтушенко
18 июля 1932 – 1 апреля 2017

...Страшно, если слушать не желают.
Страшно, если слушать начинают.
Вдруг вся песня, в целом-то, мелка,
вдруг в ней все ничтожно будет, кроме
этого мучительного с кровью:
"Граждане, послушайте меня..."?!

(http://www.staroeradio.ru/audio/23091)

Кому-то мы внизу нужны,
и что-то делать мы должны.
Спасибо им, что хоть сейчас
на небесах забыли нас.

(https://45parallel.net/evgeniy_evtushenko/ritmy_rima.html)

Дремлет избушка на том берегу.
Лошадь белеет на тёмном лугу.
Криком кричу и стреляю, стреляю,
а разбудить никого не могу.

(http://www.staroeradio.ru/audio/21696)

Пусть надо мной - без рыданий -
просто напишут, по правде:
"Русский писатель. Раздавлен
русскими танками в Праге".

(http://www.ruthenia.ru/60s/evtushenko/tanki.htm)

***

Mar. 17th, 2017 11:00 pm
raf_sh: (cycl-4)


Дерек Уолкотт (Derek Walcott, 23 January 1930 – 17 March 2017)

http://raf-sh.livejournal.com/tag/walcott

***

Nov. 14th, 2016 11:19 am
raf_sh: (cycl-4)


К годовщине штурма Парижа (13 ноября 2015 г.) — три стихотворения из дебютного справочника по террористическим шахматам.

Русская партия или Защита Петрова; Защита Рабиновича: http://raf-sh.livejournal.com/1338424.html
(http://raf-sh.livejournal.com/645567.html и http://raf-sh.livejournal.com/652585.html)
Французская защита: http://raf-sh.livejournal.com/1342607.html

raf_sh: (cycl-4)


Её стихи:

* * *

про Восток дело тонкое кто бы ещё поспорил
и цветёт и пахнет и всего чего только нету
вот река трижды впадает в два живых и Мёртвое море
но оно не труп а объект туризма зимой и летом
много народов живёт и разных иных религий
конфессия слово красивое но его зарифмуй поди-ка
а в такси навзрыд хрипят о каких-то лигах
и младенец знает любой как вымазывать хумус питой
тут мужчины братья и те кто знаком едва ли
все умеют стрелять и семья на центральном месте
летом предпочитают на босу ногу сандали
курят больше чем пьют минеральную воду если
ну зачем писала старалась про то что всем очевидно
просто мир такой и он не совсем Европа
тесновато конечно да зато не обидно
жить кому досталось после потопа

* * *

мне выпало жить у моря что значит на берегу
два голубя в голос вторят насмешливое угу
стоять перегретым телом навстречу и ждать пока
волна закипает белым на мягкую твердь песка
ведь кроме беспечной лени не жду никакой беды
зависимая от тени и жаждущая воды

* * *

http://raf-sh.livejournal.com/1198318.html
http://raf-sh.livejournal.com/1261081.html
http://raf-sh.livejournal.com/1264163.html
http://raf-sh.livejournal.com/1337327.html

raf_sh: (cycl-4)


1985 - 2008 - 2012 - 2016...


Памяти Грозного


Шевеля забытые преданья,
Мы заполним пустоту пустот:
Царь Иван добьется оправданья,
Если здесь сообщника найдет.

Всё ему простится и вменится
Не в вину – в заслугу из заслуг,
Надо лишь трудиться не лениться
И поглубже загонять свой плуг.

Дело не в добре и не в пороке,
Огибать их надо за версту…
Нет уроков. Есть одни упреки –
Не повиснуть им на вороту.


17.02.1985

См. также:
http://raf-sh.livejournal.com/387059.html
http://ng68.livejournal.com/1452245.html

raf_sh: (cycl-4)


Владимир Лифшиц

третье прощание

Александру Гитовичу


Мы расстаёмся трижды. В первый раз
Прощаемся, когда хороним друга.
Уже могилу заметает вьюга,
И всё-таки он не покинул нас.

Мы помним, как он пьёт, смеётся, ест,
Как вместе с нами к морю тащит лодку,
Мы помним интонацию и жест
И лишь ему присущую походку.

Но вот уже ни голоса, ни глаз
Нет в памяти об этом человеке,
И друг вторично покидает нас.
Но и теперь уходит не навеки.

Вы правду звали правдой, ложью — ложь,
И честь его — в твоей отныне чести.
Он будет жить, покуда ты живёшь,
И навсегда уйдет с тобою вместе.

1966

Profile

raf_sh: (Default)
raf_sh

September 2017

S M T W T F S
      12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 26th, 2017 02:27 pm
Powered by Dreamwidth Studios