raf_sh: (cycl-3)


"Рассказывая случаи из жизни,
наш брат всегда готов переборщить –
и рассказать всю жизнь..."
(с)

При входе в Галерею Королевы, находящуюся в одном из зданий комплекса Букингемского дворца, смежном с Королевскими конюшнями, проходишь через индукционную рамку и показываешь содержимое сумочек вполне в духе égalité, как при входе на израильскую станцию пригородного – и в миллионы других населённых топологических объектов нашего сегодняшнего мира. Но персонал здесь какой-то особенно доброжелательный и воспитанный, тем более в букингемских ливреях, очень британский такой персонал. В сумочки, например, деликатно заглядывал рослый круглощёкий двойник повзрослевшего Пола Маккартни, излучавший волны уважения и симпатии.

Выставка здесь – Portrait of the artist – "Портрет художника", как обычно в этой галерее – произведения из колекции королевской семьи. Миновав Рембрандта, Ван Дейка и Дюрера, я остановился у двух графических набросков Джованни Баттиста Чиприани, XVIII век, изображавших художника за какой-то работой. "Этот Чиприани расписал знаменитую королевскую карету",– произнес тихий голос за моей спиной. Я обернулся – говорил ливрейный двойник Маккартни.
– Так может персонаж здесь как раз карету и расписывает? – спросил я. Маккартни хмыкнул.
– Вполне возможно. Карета, между прочим, ещё вполне действующая, на ней даже иногда выезжают – на коронацию, например.
– То есть "раз в коронацию" (once a coronation)? Раз в пятьдесят лет?
Маккартни хмыкнул снова.
– Ну да, плюс-минус.
– Ей, наверное, тоже надо проходить регулярное техобслуживание...
– Довольно редко, она хорошо держится для своего возраста.
Я мог только искренне поблагодарить любезного хранителя за эту страничку истории ремёсел.

Как выяснилось, карета была заказана в 1760 г. для коронации и свадьбы Георга III и своим дизайном должна была знаменовать британскость нового, ещё недостаточно британского, монарха и подчеркнуть завершение эпохи королевы Анны. Работа была сложная и к сроку не поспела, так что впервые король приехал на карете в парламент, в 1762 году.

https://www.royalcollection.org.uk/collection/search#/1/collection/5000048/gold-state-coach

И тем же вчерашним вечером (как говорится – "вечор") читаю в новостях, что Грубый Дональд, самый сильный человек в мире, только что затребовал от королевы золотую церемониальную карету, чтобы во время лондонского визита тоже прокатиться до Букингемского дворца. Правда, говорят, это другая карета, не с Аполлонами и Нептунами.

raf_sh: (cycl-3)


Позавчера, как обычно, включили в машине по дороге из спортзала дружеский израильский канал "Музыкальный голос" — c целью прослушивания, получения удовольствия и, как водится, интуитивного угадывания авторов и произведений (в чём мы уже добились некоторых любительских успехов). Передавалось что-то симфоническое с мужским басовым хором на неразборчивом языке. Ломаную, трагикомически искажённую музыку мы тут же в качестве рабочей гипотезы причислили к линии Стравинского-Прокофьева-в-крайнем-случае-Шостаковича и принялись вылавливать слова хора для продолжения процесса voice recognition. Но тут глубокий бас довольно чётко выпел на языке страны исхода: "Я делаю себе карьеру — тем, что не делаю её".

Пришлось напрячь память и вспомнить, что это, кажется, стихи Евтушенко, и что у Шостаковича было произведение "Бабий Яр" на Евтушенко, и что мы никогда его не слышали.

Да, это была Симфония №13 Дмитрия Шостаковича на стихи Евгения Евтушенко. Мы застали финал.

I. Бабий Яр - Adagio
II. Юмор - Allegretto
III. В магазине - Adagio
IV. Страхи - Largo
V. Карьера - Allegretto

Симфонию израильский музыкальный канал транслировал, очевидно, в честь дня освобождения Освенцима.

Вот здесь рассказ об истории создания произведения (1962 г.), о том, как Борис Гмыря и Евгений Мравинский не согласились участвовать в первом исполнении, и о многом другом:
http://www.lechaim.ru/ARHIV/116/tavor.htm

raf_sh: (cycl-3)


Для Валентина Валентина.


"Буба Нейман в Саратове"
http://raf-sh.livejournal.com/29950.html

"На платформах"
http://raf-sh.livejournal.com/30100.html

"Добытчица"
http://raf-sh.livejournal.com/30449.html

raf_sh: (cycl-4)


..."ВещЕй", конечно. История -- она и вЕщая, но тут уж дело за гонимыми Кассандрами и Лаокоонами.


"Это бил великая ошибка великого царя. Тигранкерт имел крепкие стен, Тигранкерт имел прекрасная вода, такой соук-су, что стакан залпом никто не мог випить, и Тигранкерт имел запас продуктам на три года и три месяца! А зачем? Все пиль и пепель!

читать дальше... )

raf_sh: (ram)


Известно, кому принадлежит царствие небесное. А вот царства земные — точнее, их история — принадлежит тем, кто набивает базы данных. Такой она, история, и останется в памяти поколений. Кто что совершил, чем пожертвовал, чем награждён, чем наказан. Блаженны имущие духом набиватели баз данных — а также их менеджеры и заказчики. Ну, и пользователи, разумеется.

raf_sh: (cycl-2)


The Government of Gujarat bans alcohol. [citation needed]
(из википедий)

Да не надо никаких цитаций, я вам и так расскажу.

Read more... )

raf_sh: (cycl-4)


Некий колумбийский мальчик — житель Боготы, записной отличник, страстный читатель-очкарик и, между прочим, поклонник всей латиноамериканской литературы "магического реализма" начиная с Борхеса — был взят родителями на обед в "итальянский" ресторан ввиду какого-то семейного праздника. К радостному удивлению семьи, за одним из соседних столов обнаружилась компания во главе с местной — а заодно и мировой — знаменитостью, писателем Габриэлем Гарсиа Маркесом. Случилось это лет двадцать с лишним назад, писатель тогда был полон сил и находился на одной из вершин собственной славы, включая недавнюю престижную премию.

Любознательный мальчик набрался мужества, взял экземпляр ресторанного меню, позаимствовал у папы его солидную авторучку и приблизился к великому современнику на предмет автографа.

Но не тут-то было. Писатель повертел в руках чужое стило и сказал, что таким буржуазным инструментом он ни писать, ни подписывать ничего не станет, и что если юный сеньор хочет получить автограф, то пусть позаботится о более подходящем аксессуаре. На счастье, у ресторанного официанта нашлась ручка вполне пролетарского вида, автограф был дан, и обе компании, одна — во главе с певцом и заступником трудового народа, другая — во главе с почти буржуа, но всё-таки живущим на зарплату экономистом — продолжили свои раздельные пиры в этом, прямо скажем, не дешёвом заведении общепита далёкой от нас колумбийской столицы.

raf_sh: (cycl-3)


Вчера две минуты молчания в честь погибших в наших войнах и в их терактах застали нас на скоростном шоссе. Восемь вечера. Мой друг успел ещё отрулить на разделительную полосу, мы вышли с сиреной и стояли в скорби, пока она звучала. Шоссе замерло — но мимо, почти не снижая скорости, прокатили одна за другой две машины с несознательными или альтернативно сознательными водителями.

А сегодня выходной. Повторную, одиннадцатичасовую утреннюю сирену (в исполнении городской службы тыла) я услышал, стоя на балконе — и наблюдая издалека с высоты, как на нашем бульваре молодой отец раскачивает на качелях своего малолетнего сына. И тут зазвучало. Я замер, замер вдалеке и родитель, опустив руки по швам. Качели постепенно теряли размах и остановились как раз, когда сирена стихла. Он снял сына с качелей и, видимо, начал ему что-то объяснять. Улица ожила, до того незамеченные мною сверху пешеходы разных возрастов продолжили свои прерванные пути.

А ещё оказалось, что вчера вечером, пока мы стояли на шоссе, одна прекрасная дама, принимавшая укрепляющий массаж, соскочила с кушетки и стояла эти две печальных минуты рядом с массажисткой, завернувшись в одеяло. Но это ещё что. По рассказу знакомого художника, утренняя сирена однажды зазвучала, когда они всем художественным классом писали обнажённую натуру. И тут запело. И они встали и стояли, с кистями и мастихинами в руках, у своих мольбертов, и натура тоже, уже ничем не прикрытая, и та из молодых художниц, у которой была аллергия на терпентин — и поэтому она работала в противогазе. И не смешно.

Так выпьем за то... Ну, в общем, чтобы число, которое мы называем сегодня — 22993 — увеличивалось как можно медленнее. Амен.

raf_sh: (ram)


(в общем-то, плагиат)

Рабинович - страстный коллекционер книг и альбомов по живописи.

Осторожный звонок в дверь, жена открывает - на пороге сам Рабинович. На нем, что называется, лица нет.
- Здесь живет вдова Рабиновича?
- Но почему вдова?!
- Потому что ты меня сейчас убьешь, когда узнаешь, сколько я заплатил за этот экземпляр.

raf_sh: (cycl-4)


Снова о хлебе.


Каждому ученику начальных классов раз в день выдавали две белых булочки, ценой две копейки каждая. Деньги надо было сдавать заранее, сорок копеек на десять дней. Посреди второго урока входила буфетчица с подносом, ставила его на стол Анне Георгиевне, мы по очереди разбирали паек и возвращались по местам. Есть можно было на перемене. Я съедал одну булку, а вторую должен был нести домой. Ее отдавали старой-престарой беззубой старушке в семью, которая когда-то приютила мою маму с двумя сестрами и моей бабушкой Рахилью в малюсеньком частном доме на улице им. А.С. Пушкина в первые месяцы эвакуации. Грубого серого "забайкальского" хлеба старушка не могла есть даже размоченным, а раздобыть хлеб понежнее обыкновенному саратовцу в то время было негде. Когда пару булочек сменили на одну большую, но по четыре копейки, свой паек первокласника я стал уступать старушке раз в два дня.

В компенсацию не столь уж страшной, как я потом понял, нехватки черного и белого, прямо у школы стоял киоск автоматизированного производства воздушной кукурузы — по образцу подсмотренного сметливым Никитой Сергеевичем во время его путешествия по С.-А.С.Ш. Смотреть на процесс превращения золотых зерен в белые розы поп-корна было интересно, а хрустеть ими из кулька - просто замечательно. Все же, когда стали появляться первые привезенные из Москвы круглые буханки черного (14 коп.), он оказался ностальгическим деликатесом. Намазать сливочным маслом, взять свежей редиски... В общем, ясно.

А пока что приходилось навещать булочную, куда прикрепляли по номерам домов, и выкупать хлеб по спискам (хотя бы не по карточкам). Нехватка была не витальной, за хлебом без опаски посылали детей — как и в очередь за тестом, об этом я недавно рассказывал. Потом власть переменилась, сразу откуда-то возникли и черный дарницкий (или украинский?), и "городские" булки, даже вернулись ромовые бабы. Правда, быстро начала исчезать колбаса...


Конечно, этот эпизод — вроде ветрянки против выкосившей пол-Европы в XIV веке Черной Смерти. Бывало и пострашнее — не с нами (http://raf-sh.livejournal.com/30449.html). А историю времен ленинградской блокады, которую я вдруг услышал вчера за обеденным столом в ресторанчике "Pasta Mia", не решаюсь и пересказать. Может, когда-нибудь потом.

P.S.
Забавно: несмотря на перемены в продовольственном снабжении обозримого мира, ботинок по-прежнему остается грозным оружием прогрессивных сил человечества.

_________________________________
(c) http://raf-sh.livejournal.com

raf_sh: (cycl-4)



- Я теперь всех физдить буду, - сказал Генка.
- Кого всех?
- Всех. Кто на меня оттянет, и вообще. Пусть только кто попробует. Мне посюда.

Читать дальше... )

raf_sh: (ram)


Нечаянно загрунтовали кота. Впрочем, какая ему разница - он все равно черно-белый.

raf_sh: (cycl-2)


На первой же нашей горной тропе в швейцарских Альпах нашел я пятифранковую монету - кто-то порастрясся на крутом осыпном спуске. Оприходовал ее в качестве талисмана. А через пару дней моя прекрасная остроглазая спутница нашла талисман и себе - монетка в два евро ожидала ее на крутой тропке через тенистый лес - еловый, буковый, березовый.

Мой ответ был несимметричным - на женевской парковке я поднял портмоне с европейской и гельветийской мелочью, своей пересыпающейся миниатюрной тяжестью напоминавшее кошель, переданный кардиналом Арманом дю Плесси де Ришелье трактирщику г-ну Бонасье, на всякие нужные государственные дела. Быстрый подсчет в уме дал общую сумму находок в 10 шв. франков и 20 сантимов, что при желании могло бы спонсировать потребление двух полулитровых кружек вполне качественного локального пива.

Но на обратной дороге из Женевы заправочный автомат во время сложного процесса оплаты бессердечно проглотил десятифранковую банкноту, выплюнув в ответ только квитанцию. Случившийся поблизости абориген хладнокровно прокомментировал: сейчас тут закрыто, приезжайте завтра, в понедельник, деньги вам вернут. Но где Женева - и где наша Валь д'Илье, спрашиваю я? Одного горючего сколько пойдет, не говоря уж о драгоценном отпускном времени.

И тут осенило. 20 сантимов - вот что отмерила нам Фортуна на этот раз. И отпустила положенное, итерационным методом. У кого-то я уже такое читал.

Впрочем, полагался и бонус. Через пару дней, поутру, выронил я на паркинге в горах свою любимую противосолнечную панамку, а вечером, вернувшись из похода, успел забрать потерю у мальчишки, который только что поднял ее, затоптанную автомобилями, и разглядывал грязную культовую надпись "Coca-Cola".

В общем, 20 сантимов - это на дозу стирального порошка. Так что все сходится. Чего и вам желаю, по возможности.

Смотреть монетку... )

raf_sh: (cycl-2)


Что ни рабочий день, утром проезжаю по широкой тель-авивской улице имени одного из городских мэров, Исраэля Рокаха. На разделяющей полосе на фонарных столбах давно уже висят постеры с чуть шаржированными портретами каких-то людей, а рядом - по паре строк на языке иврит. Одно такое изображение поразительно напоминает известный портрет Лермонтова Михаила Юрьевича в красном лейб-гусарском мундире, работы Заболотского.

И вот на днях мы притормозили из-за пробки как раз перед этим столбом, и я успел прочесть. Цитирую (но перевожу с иврит):

белеет парус одинокий
в тумане моря голубом



Не Лейден, конечно. И шрифт помельче.

raf_sh: (cycl-2)


А на следующий день мы, человек десять, вернулись в город - и на ночевку перед поездом остановились у одного гостеприимного москвича в старинном доме на Мещанских улицах - из тех домов, где застекленную шахту лифта пристраивают снаружи. С трудом втиснулись в двухкомнатную квартирку - и собирались уже плодотворно пообщаться с давними местными знакомыми, заметными фигурами нашего тогдашнего мира - как одному из наших, тоже "заметной фигуре", захотелось чайку. Весело улыбаясь, он сказал почти-хозяйке дома: "А.," - сказал он, - "как бы нам чайку организовать?" Так же весело улыбаясь (а улыбка ее славилась по всем городам и весям нашего тогдашнего, опять же, мира), обаятельная москвичка произнесла своим мелодичным сценическим голосом: Читать дальше... )

raf_sh: (cycl-2)


Так в небывалом порыве словарного единства мы и просуществовали еще некоторое время, не смущаясь ни сломанной бетономешалкой (компонуя бетон вручную - лопатами - на расстеленных листах жести), ни малыми пайками сельской столовой, ни редкими банными днями, ни разразившимся-таки боевым конфликтом с местными защитниками помеченной территории. Не обнаружив в засыпанных графских подвалах обещанного фольклором клада и прикрыв фронт работ, погрузились мы снова в кузов грузовика и отправились на воссоединение с оставшейся частью отряда. А там и работа была полегче, и трава позеленее, и вечер подлиннее, и речка поближе, и милые наши девушки тут как тут.

И что вы думаете - лексическую свободу как рукой сняло, и освоенный пласт немедленно погрузился в соответствующие глубины. Зовите это самоцензурой, речевым ханжеством, тонким-но-липким культурным слоем... Вот начал набрасывать я данный рассказ, а первая же невиртуальная читательница, подглядев через плечо, сказала: только без морали, пожалуйста.

Ну, значит, без морали. Расскажу-ка я тогда другую историю, она уже лет через шесть случилась. Читать дальше... )

raf_sh: (cycl-2)


К вопросу об обсценной лексике. Дело было после первого курса университета, полагался стройотряд, который и воспоследовал. Две бригады его, состоявшие из одних парней, были отряжены в большое поволжское село - возводить на грандиозных графских развалинах бывшего имения Нессельроде общественный центр со всеми возможными учреждениями, магазинами и клубами, а другие две бригады, смешанного гендерного состава - в другое село, строить новую школу.

Автор оказался в первой группе и изведал все прелести психологии жизнедеятельности малого мужского коллектива, референтность которого он не хотел бы ныне подвергать сомнениям. Прелести были разнообразными: двенадцатичасовой физический (по специальности) труд, запрет на потребление спиртных напитков в рабочие дни, вечерние выходы в местный сельский свет в поисках романтических знакомств, нарочитые тренировки по боксу в освещенных окнах второго этажа с трансляцией изображения на улицу - чтобы обеспечить информационную поддержку по предыдущему пункту, традиционная голубиная охота в восполнение недостатка витальных аминов, и проч.

Читать дальше... )

raf_sh: (cycl-3)


Только что пользователь [livejournal.com profile] thambarskelfir озадачил вопросом об одном историческом анекдоте, касающемся Наполеона Бонапарта. Подкрепленный своими не такими уж давними разысканиями об итальянской 1796-ого года кампании корсиканца, особенно - о битве при Лоди, приведшей в конце концов полководца к славе и власти, а одну из парижских улочек - к переименованию, я довольно быстро обнаружил русскоязычные источники сведений об искомом эпизоде. Кроме Е. В. Тарле, среди них была и книга Троицкого Николая Алексеевича "Александр I и Наполеон".

Читать дальше... )

raf_sh: (cycl-2)


Прочел у [livejournal.com profile] drontophile, насколько не нужен лорд Байрон современному англоязычному миру (http://drontophile.livejournal.com/20809.html).
Ну, с нами не так. Мало того, что в 2003 г. мы почти споткнулись о его плащ у подножия мраморных умбрийских водопадов древнеримской постройки (http://raf-sh.livejournal.com/17828.html). Сейчас вспомнил еще, что давным-давно довелось его почти переводить. Даже текст перевода восстанавливаю по памяти.

Итак, лет 30 назад, во время дружеского визита в один гостеприимный сибирский город, две озадаченные студентки тамошнего романо-германского иняза предъявили моему вниманию следующий отрывок из вышеупомянутого лорда:

“England! with all thy faults I love thee still!”
I said at Calais, and have not forgot it...
I like the taxes, when they’re not too many;
I like a sea-coal fire, when not too dear;
I like a beef-steak, too, as well as any;
Have no objection to a pot of beer;
I like the weather—when it is not rainy—
That is, I like two months of every Year.

Задание было сформулировано коротко: перевести в рифму - а то зачета по английской литературе им не видать, как своих нежных ушей. Сдавать - завтра.

Был я тогда молод и дерзок, почти нагл, недостающие 5% понимания текста восполнили сами работодательницы, так что заказ был выполнен минут за 15. И вышло вот что:

О, Англия, люблю твои грехи! –
Я и в Кале не забывал об этом –
Налоги, коль не слишком велики,
Камин, хоть и обходится в монету,
Люблю бифштекс, как подданный любой,
Всегда не против выпить кружку пива,
Люблю все дни, когда не так дождливо,
И раз в году готов побыть с тобой.

На следующий день работа была сдана, оценка оказалась высокой, и стало можно гордиться собой.
Гордился я вплоть до сегодняшнего дня.

И вот почему перестал. И почему "полубайрон" и "почти переводить". Оригинал отрывка из поэмы "Беппо" (Венецианская история), 1818 г., оказывается, заметно отличался от приведенного советским учебным пособием - и выглядел так:

XLVII

“England! with all thy faults I love thee still!”
I said at Calais, and have not forgot it;
I like to speak and lucubrate my fill;
I like the Government (but that is not it);
I like the freedom of the press and quill;
I like the Habeas Corpus (when we’ve got it);
I like a parliamentary debate,
Particularly when ’tis not too late;

XLVIII

I like the taxes, when they’re not too many;
I like a sea-coal fire, when not too dear;
I like a beef-steak, too, as well as any;
Have no objection to a pot of beer;
I like the weather—when it is not rainy—
That is, I like two months of every Year;
And so God save the Regent, Church, and King!
Which means that I like all and every thing.



Обновление.

Нашел сейчас перевод В. Левика (http://www.lib.ru/POEZIQ/BAJRON/byron3_6.txt). Так выглядит у него обсуждаемый отрывок:

XLVII

Хоть Англию клянет душа поэта,
Ее люблю, - так молвил я в Кале, -
Люблю болтать с друзьями до рассвета,
Люблю в журналах мир и на земле,
Правительство люблю я (но не это),
Люблю закон (но пусть лежит в столе),
Люблю парламент и люблю я пренья,
Но не люблю я преть до одуренья.

XLVIII

Люблю я уголь, но недорогой,
Люблю налоги, только небольшие,
Люблю бифштекс, и все равно какой,
За кружкой пива я в своей стихии.
Люблю (не в дождь) гулять часок-другой, -
У нас в году два месяца сухие.
Клянусь регенту, церкви, королю,
Что даже их, как все и вся, люблю.

raf_sh: (cycl-2)


Я должен был возвращаться из Мехико в Тель-Авив через Атланту, USA. Дорожное движение древней высокогорной столицы бывшей ацтекской империи малопредсказуемо, так что из обшарпанной гостиницы, недешевой и с серьезными претензиями на роскошь, очеловеченной вежливым нерасторопным персоналом - никогда, впрочем, не забывающим потребовать якобы заслуженных чаевых - решено было выехать пораньше.

Но пробок не случилось, и сэкономленное время пришлось тратить уже в аэропорту. Сначала я разглядывал табло отправляющихся местных самолетов, заносил в блокнот названия Акапулько, Канкун, Веракрус, Гвадалахара, Вилья Эрмоса, развлекаясь воспоминаниями, где я мог слышать эти экзотические топонимы, и слышал ли вообще. Потом пытался читать - но дело не пошло. Наконец выяснилось, что регистрация, к счастью, перенесена в совершенно другое место. Не спеша, я последовал по огромному аэровокзалу, наблюдая все еще непривычные великолепно живописные лица, фигуры и манеры одеваться жителей другого континента.

Читать дальше, примерно тысяча слов... )

Profile

raf_sh: (Default)
raf_sh

July 2017

S M T W T F S
      1
2 345 67 8
9101112131415
16 17 18 19 202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 26th, 2017 12:49 am
Powered by Dreamwidth Studios